Diary-travel

21:49 

Венеция: городские легенды

Венеция - такой удивительный город, который можно почувствовать, только выбравшись из толпы туристов, несущихся от Риальто к Сан Марко. С третьего раза я нашла наконец мой путеводитель по Венеции, который помог уйти от людей с фотоаппаратами и при этом не свалиться в канал, пытаясь выйти из лабиринта переулков. Книга называется "Тайны Венеции", и ее автор водит прикольные экскурсии с упором в городские легенды, истории о призраках, убийствах и прочую крипоту.
Путеводитель предлагает изучить ужасную изнанку Венеции ночью, а точнее за семь ночей. Семь ночей у нас не было, был один, последний день (иди в книжный магазин сразу!), но наконец-то город открыл хоть одну миллионную часть своей истинной красоты. Начинаем в гетто. Сопровожу наш путь вольным пересказом гида - все права принадлежат автору. Он, конечно, сильно приукрасил, но он итальянец, ему можно.






Здесь-то все эти гетто и начались. Считается, что название произошло от getto - литейных мастерских, которые в 1390 году были перенесены сюда из Арсенала. Есть много теорий, как джетто превратилось в гетто, мне нравится предположение, что влияние оказало произношение немецких евреев. Интересно, что Новое Гетто старше Старого Гетто. Так получилось потому, что евреи селились там, где строились новые плавильни, а для венецианцев они были, конечно, "geto novo". А еще есть Новейшее Гетто, присоединенное к тем двум изначальным островам в 17 веке.


Памятник Холокосту



Место ужасное. Здесь тысячи людей были по сути изолированы от остальных обитателей города каналами. От заката до рассвета ворота Гетто запирались. Днем жители могли выйти, но они обязательно должны были носить красные береты и желтые знаки. Селиться за пределами Гетто евреям было строжайше запрещено, и единственным выходом было надстраивать и надстраивать дома, которые иногда достигали восьми этажей. Запрещено было и иметь собственность, но при этом нужно было платить городу налог на жилье. Хотя венецианцы и изолировали евреев, они гарантировали последним свободу вероисповедания, и даже марраны, евреи, которых насильственно принудили принять христианство, могли вернуться к своим собственным обрядам. Синагоги устраивали на последних этажах зданий, чтобы уменьшить вероятность того, что человек осквернит святость таких мест.



В Венеции евреи по закону могли заниматься только медициной. Им нельзя было владеть недвижимостью, но зато позволялось заниматься ростовщичеством. На доме 2912 до сих пор можно разглядеть вывеску ломбарда Banco Rosso, Красного банка. В те времена редкие клиенты подобных заведений умели читать, поэтому именно цвет вывески должен был сообщить им, что они пришли по нужному адресу.





Легенда о чуме, поразившей еврейских детей
Великая чума 1575 года пришла в Венецию нежданно. Но хотя зараза унесла тысячи жизней по всему городу, в Гетто умирали исключительно дети. Такая избирательность болезни была, конечно, странной, и рабби Яков, глава еврейской общины, стал искать причину беды. Он безуспешно штудировал мудрые книги, но однажды ночью ему приснился пророк Илия, который сказал ему: "Встань и иди со мной". Рабби послушался и, пронесясь над водами лагуны, он оказался на Лидо, а именно на еврейском кладбище. Там он увидел, как духи детишек бегают и играют между могил. Только он хотел спросить пророка, что означает это удивительное видение, как проснулся. Убежденный, что ему был божественный знак, рабби позвал своего ученика и сказал: "Для избавления от чумы ты должен пойти в полночь на кладбище. Там ты увидишь, как играют мертвые дети. Сорви с одного из них саван и незамедлительно принеси мне". Ученик повиновался.
Той же ночью он пошел на кладбище, спрятался среди надгробий, и действительно в полночь призраки мертвых детей покинули свои могилы и принялись бегать и играть. Когда один из них оказался близко, ученик сорвал с него саван и побежал к рабби домой. Той же ночью рабби услышал стук в окно. Снаружи оказался малыш, умолявший: "Рабби, отдай мне саван, я не могу вернуться без него". Но рабби ответил ему: "Я не отдам тебе саван, пока ты не расскажешь мне, почему в Гетто чумой болеют только дети".
Сначала ребенок запирался, но потом он понял, что рабби неумолим, и рассказал, что во всем виновата мать, убившая своего новорожденного сына. Рабби отдал призраку саван, и тот вернулся на кладбище. На следующий день рабби призвал к себе детоубийцу и ее мужа. Оба они сознались в преступлении и были преданы правосудию. Сразу после этого дети перестали болеть и умирать, и больше ни единый обитатель Гетто не был унесен чумой.



А мы выходим из Гетто, обращая внимание на то место, где когда-то были ворота. Видно, что их вырывали с такой силой, что повредили камень. Это сделали французские солдаты в 1797 году - когда французы взяли Венецию, с их стороны это был символический жест, показывающий, что все жители Империи равны. Нужно сказать, что пришедшие за ними австрийцы вернули ворота на место.




Теперь идем-идем и заворачиваем в calle de le Muneghe, чтобы посмотреть на дом, где жил один клинический сумасшедший.



Бедный Христос
В начале 19 века в доме 3281 по этой улице жил сапожник, звали его Маттео Ловат, и страдал он религиозным мазохизмом. Несколько раз он пытался себя кастрировать и даже собирался распять себя на calle de le Croce, улице креста. Видимо он поначалу занимался всем этим на публике, потому что именно дома наконец-то он достиг желаемого довольно оригинальным способом. Он снял с себя одежду, надел корону из терновника, загнал себе между ребер нож, прибил себя к кресту, привязанному к потолочной балке, и выбросился из окна, где случайные прохожие смогли в полной мере насладиться его персональным мученичеством. Дело было 19 июля 1805. Даже книжки про него написали.
С креста его сняли, подлечили и отправили в дурдом на Сан Серволо, где он через год и умер.





А рядышком, на calle de l'Aseo, в 1963 году был зафиксирован еще один клинический случай. Герой истории, юный художник, был признан судом душевнобольным и, скорее всего, попал туда же, на Сан Серволо.
Венецианский вампир
Было полчетвертого вечера, когда раздался душераздирающий крик о помощи. Немногочисленные прохожие тут же разбежались, чтобы не вмешиваться, как они потом объясняли, в личные дела между мужчиной и женщиной. Эта парочка лежала на запорошенной снегом мостовой. Незнакомец яростно кусал девушку в шею, высасывая кровь. Кровь была повсюду - на ее одежде, на снегу, на камнях. Жертва кричала и пыталась освободиться от хватки убийцы. Наконец в дело вмешался полицейский Элио Бердоццо, который, кстати, не был при исполнении. Он схватил безумца за волосы и оторвал его от женщины, которая, до смерти перепуганная и вся в крови, побежала за помощью в ближайшую таверну. Зеваки стояли в стороне, чтобы не оказаться втянутыми в это дело, - из-за того, что на полицейском не было формы, они решили, что стали свидетелями каких-то любовных разборок. Бердоццо вышел из боя победителем. Его противник, изо рта которого текла кровь, побежал через мост и оказался на calle de l'Aseo, где наткнулся на еще одну даму и попытался напасть на нее тем же манером. Прохожие опять попытались испариться, но полицейский наконец убедил их помочь. В результате безумец был скручен, но впал в кататоническое состояние и только повторял вновь и вновь одно имя - Мария.
Затем друг художника рассказал, что тот сошел с ума из-за неразделенной любви к девушке по имени Мария, которая даже и не знала о чувствах, которые тот к ней испытывал. В тот день отчаяние молодого человека было столь глубоко, что он решил броситься под поезд. Но уже около станции ему стало дурно, и пришел он в себя на земле, окруженный незнакомцами, которые крепко его держали. Действительно, несколько человек впоследствии подтвердили, что видели подозреваемого около вокзала.
К нормальному состоянию художник так и не вернулся, но однажды он рассказал, что помнит двух женщин, выглядевших как Мария и превратившихся в чудовищ, пытавшихся его убить. Голос в голове велел ему напасть на них. Интересно, что самую первую его жертву действительно звали Мария и она родилась на том же острове, что и он.





Тем временем выруливаем на fondamenta dei Mori (мавров, то есть; на самом деле здесь жили греки, но венецианцам было все равно - какие-то иностранцы). Здесь нужно обратить внимание на скульптуры братьев Мастелли. Со стороны campo dei Mori находятся изображения Риобы, Санди и Афани, а на набережной - Моро Мамбрун. Но согласно городской легенде это вовсе не скульптуры, а сами торговцы, обращенные в камень в наказание за алчность и бесчестность.





Лжецы, обращенные в статуи
Если речь заходила о Риобе, торговце тканями, всякий сразу вспоминал обман, оскорбления, провокации и другие методы ведения дел, которыми не гнушались он и его братья. Но репутация этих выходцев из Мореи была довольно высокой, хотя и были они людьми высокомерными и бессовестными. В поисках выгоды они разорили бессчетное количество семейств и довели множество людей до голода.
Однажды в дом семьи Мастелли позвонили. К ним пришла дама, желавшая купить ткани для своей лавки. Предчувствуя хороший навар, старик Риоба лично сопроводил ее на склад, где его братья разложили товар. "Мой муж умер два месяца назад, - объяснила сеньора. - Мне нужно снова открыть магазин в Сан Сальвадоре. Эти деньги - все, что есть у меня, дабы обеспечить будущее моих сыновей. Если вы мне поможете, то получите навечно преданного вам покупателя". Старик не мог поверить своей удаче. Магазин в центре города должен быть его, и за такое он был готов пойти даже на убийство. Он подмигнул братьям. "Смотрите, - и он показал ей несколько рулонов дешевого хлопка. - Ваших денег недостаточно, но я хочу вам помочь. От сердца отрываю эти бесценные фламандские кружева. Пусть Господь Бог обратит мою руку в камень, если я лгу. Братья, и вы поклянитесь". "Принимаю ваше предложение, добрый господин, - сказала дама, высыпая монеты в протянутую руку. - и Бог свидетель вашей честности. Пусть на вас падет проклятие, которое вы сами себе избрали". И тут же монеты обратились в камень, а с ними и рука старика. Остальные братья Мастелли в ужасе смотрели, как и их руки медленно каменеют. "Вы лжецы, грабители и злодеи. Да станете вы каменными статуями, какими и были при жизни".
Той дамой была святая Мария Магдалина, которая пыталась дать Мастелли последний шанс на спасение. Статуи торговцев теперь украшают фасад дома, в котором они когда-то жили. Говорят, что статуя Антонио Риобы иногда в феврале, когда воздух холоднее камня, плачет. А если человек, чистый сердцем, прикоснется к груди статуи, то даже почувствуют, как бьется сердце.









А в соседнем доме, рядом со статуей четвертого брата Мастелли, до самой своей смерти 31 мая 1594 года жил Джакопо Робусти, более известный под прозвищем своего отца, красильщика тканей, - Тинторетто.




Вроде бы все уже рассказано про это здание, известно, что там был монастырь, что во внутреннем дворике хоронили младенцев и что там даже какое-то время детский приют. А легенда, связанная с именем Тинторетто, касается его собственных детей.



Ведьма, вышедшая из стены
Пришло время Мариэтте, старшей дочери живописца, принять свое первое причастие. В те времена было принято по такому случаю открывать церковь при монастыре Мадонны дель Орто, чтобы дети в течение десяти дней каждое утро приходили причащаться. И на первое утро по пути в церковь Мариэтта встретила старушку, спросившую, куда она идет. "На причастие", - ответила девочка. "Это замечательно! Хочешь ли ты стать подобной Богородице? Так и будет, если ты сделаешь, как я скажу. Не принимай причастие, а сохрани священную облатку во рту, а потом спрячь дома. Когда облаток наберется десять, я вернусь, и у меня будет для тебя удивительный подарок".
Несколько дней девочка так и делала. Боясь, что кто-нибудь найдет облатки, она прятала их в коробочке в саду около сарая, где ее отец держал свиней и осла. Когда облаток стало шесть, животные легли на пол и отказывались двигаться. Тинторетто стал искать причину, обнаружил коробочку и ее содержимое. Мариэтта, плача, все ему рассказала. Хотя художник и был глубоко верующим, он знал о кабале и магии и о том, что старые ведьмы могут по-разному привлекать девочек к их ремеслу. Отец решил никому не говорить и посмотреть, что будет.
На утро десятого, последнего дня Тинторетто велел дочери попросить старуху, когда та придет, подняться наверх. Ведьма вскорости появилась, и Мариэтта пошла открывать. Как только она переступила порог мастерской художника, тот набросился на нее с палкой. Как только первый удар обрушился на ведьму, она превратилась в кошку и стала прыгать по стенам, мебели и занавесям. Как только она поняла, что все выходы отрезаны, ведьма обернулась черным облаком и с такой силой ударилась в стену, что проломила ее и вылетела наружу. Больше ее не видели. Чтобы ведьма не смогла вернуться тем же путем, Тинторетто заложил отверстие и запечатал его рельефом Геркулеса с булавой в руке.



Собственно, весь этот квартал когда-то принадлежал потомкам четырех братьев Мастелли, греческих купцов, которых постигла такая незавидная судьба. По другую сторону канала, напротив дома Тинторетто, находится палаццо Ка'Мастелли, знаменитое рельефом с верблюдом, ведомым купцом. Как он там появился, неизвестно, по одной версии, там был склад товаров,принадлежащих арабам. По другой, братья Мастелли часто принимали у себя богатых и важных заграничных гостей, и изображение символизирует торговые отношения между Востоком и Западом. Есть еще романтичная легенда, что одна девушка отказалась выйти замуж за богатого восточного купца, и тот написал ей письмо, где просил, если она когда-либо передумает и последует за ним в Венецию, просто спросить любого прохожего, где находится дом с верблюдом.





А вот, собственно, и та самая церковь Мадонны дель Орто, куда ходили Тинторетто и его семья, где похоронен сам художник и его старшие дети и где можно восхититься в том числе и его работами. Изначально святыня, построенная в 14 веке, была посвящена Святому Христофору, но потом ее покровителем стала Мадонна дель Орто, Мадонна огорода, потому что в близлежащем огороде выкопали чудотворную статую девы Марии и перенесли сюда. Церковь является прекрасным образчиком венецианской готики. Фасад украшают двенадцать фигур апостолов. Это работы мастерской братьев Якобелло и Пьетро Паоло делле Мазенье, которые вместе с сыном Якобелло, Паоло, украшали Дворец Дожей, Фрари и базилику Сан Марко. И с юным делле Мазенье связана такая история.



Статуя проклятого апостола
Изображение Иуды среди других апостолов довольно редко встречается, за исключением Тайной Вечери. Обычно вместо Иуды представляет святой Матфей, который занял его место после известных событий. Но юный каменотес Паоло делле Мазенье был членом секты, поклоняющейся Сатане. Зло так глубоко укоренилось в нем, что сам Люцифер избрал его для строительства его царства на земле. Церковь Мадонны дель Орто, над фасадом которой трудился юноша, должна была стать средоточием сил зла, местом, где могли собираться демоны и призраки. Для реализации дьявольского плана юноша получил один из тридцати серебренников, которыми с Иудой расплатились за предательство. Монету скульптор вложил в одну из статуй, которой в тайне ото всех он придал черты апостола-отступника. Последним, что нужно было исполнить для осуществления задуманного, должна была стать торжественная церемония во время Страстной недели 1366 года. И так получилось, что во время службы в храме оказалась молодая аристократка Изабелла Контарин, которая после чудесного исцеления от лихорадки приобрела способность связываться с потусторонним миром, почему ее почитали святой. Заметив юношу, она закричала ему: "У тебя нет страха перед священными местами, Сатана? Знай, что ты не властен над судом Божьим и над верой человеческой". Делле Мазенье бросился было на Изабеллу, но ее спас дьякон - быстрый как молния, он окропил каменотеса святой водой, и Сатана покинул тело несчастного. Когда Паоло очнулся, он ничего не помнил о произошедшем.
Статуя же осталась на своем месте, но каждую Страстную Пятницу, ночью, она поднимается в воздух и летит в Иерусалим, потому что серебренник Иуды все еще внутри, и Акелдама, кровавая земля, требует, чтобы все серебро, на которое она была куплена Иудой, было вместе.







А мы идем дальше, вон кладбище завиднелось, но это не лучший вид, так что про него потом.



Благодать и никого вокруг, а ведь самый сезон.







А вот и campo de l'Аbazia. Тут нужно быть осторожнее, чтобы не встретиться с призраком старого ростовщика.



Старый Ростовщик
Этот сгорбленный господин часто появляется ночами на campo de l'Аbazia, таща на плечах огромный мешок и умоляя случайных прохожих ему помочь. Не соглашайтесь! Если сжалиться над ним и приблизиться, он обернется страшенным горящим скелетом. Это призрак Бартоломео Дзенни, старого ростовщика, который был настолько черствым, что во время пожара 13 мая 1437 года отказался помочь соседям спасти из огня детей, потому что был слишком занят, вытаскивая из дома мешок со своим барахлом. Мешок был настолько тяжелым, что старик свалился в канал и утонул. С тех пор он и появляется в округе. Говорят, что если сжалиться над Дзенни и донести мешок до находящейся рядом церкви Санта Фоска, душа его будет спасена. Но зрелище горящей плоти, отваливающей с костей, слишком ужасно даже для настоящих храбрецов.







А вот необычный мост без парапета - ponte Chiodo. Когда-то, несколько сотен лет назад, почти все мосты были таким. Теперь ситуация обратная, и такой мост в городе один. И он частный. И легенды про него нет.





Вообще никого нет. А идем мы к Casino degli Spiriti, дому с привидениями, которое нормально снять у меня не вышло, к нему не подойти, поэтому вот. Автор Hervé D.



Мертвец, убивший себя из-за любви
Говорят, что когда casinetto, летний дворец князя Контарини, только построили, он был излюбленным местом встреч выдающихся художников того времени. Тициан, Джорджоне, Тинторетто, Пьетро Аретино, Паоло Веронезе - их всех помнят стены этого дома, как они собирались вместе, пили вино, слушали музыку, вкушали изысканные яства, наслаждались обществом прекраснейших девушек и предавались удовольствиям любви.
Но среди этого блестящего общества особняком стоял Пьетро Луццо, необщительный, мрачный, с дурным характером, он заслужил прозвище Morto da Feltre, Мертвец из Фельтре, которое получил даже не в честь места, где родился, а из-за бледного лица и ужасно худого тела. И однажды художник влюбился в куртизанку Чечилию, модель и любовницу Джорджоне, и стал упорно ее добиваться. Однажды вечером он смог застать ее в одиночестве в Казино, но она недвусмысленно отвергла его притязания. Тогда Мертвец из Фельтре заявил, что убьет себя у нее на глазах. "Давай-давай, - ответила девушка. - Снаружи как раз прилив". "Берегись, Чечилия, мертвые возвращаются". Она хотела было возразить, но уловила безумный блеск в его глазах и побежала обратно к веселой компании, и никто ничего не заметил. С того времени Луццо живым никто не видел. Через несколько дней, когда веселая компания собралась было в одной из комнат с видом на лагуну, призрак художника неожиданно появился в окне, смотря на присутствующих с таким пронзительным и обвиняющим взглядом, что кровь застыла у них в жилах. Окно заложили той же ночью. Но на следующую ночь Мертвец из Фельтре появился в другом окне. Так продолжалось до тех пор, пока все окна в Casino degli Spiriti не заложили и дом не забросили. Только тогда призрак исчез.
На самом деле Луццо устал от художеств, ушел в армию, стал капитаном и погиб в бою в Задаре.

@темы: Европа, достопримечательности, фотоотчет

Комментарии
2016-10-31 в 08:18 

~Вольфик~
Серьёзное отношение к чему бы то ни было в этом мире является роковой ошибкой. - А жизнь - это серьёзно? - О да, жизнь - это серьёзно! Но не очень…
Огромное спасибо за рассказ и фотографии!!!

2016-10-31 в 09:51 

~Вольфик~, Вам спасибо!

2016-10-31 в 20:25 

Bellena, С удовольствием почитала! Спасибо!!

2016-10-31 в 21:25 

LeraLeraLera, спасибо, надеюсь, было интересно)

2016-10-31 в 21:57 

Bellena, Да, конечно, очень!

2016-11-29 в 16:16 

AsuraApsara
влюблена в книги. Взаимно
очень интересно, прям с новой стороны открылись знакомые места. Спасибо!

2016-11-29 в 21:29 

AsuraApsara, спасибо! Я постараюсь дальше написать...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная